?

Log in


Можно спорить или не спорить о поэзии, вспоминать легендарный футбол,
мусолить цитаты про "крымского мустанга". Но важным сегодня
представляется то, что ушёл один из самых непримиримых и бесстрашных
российских правозащитников.




А литераторы Крыма прекрасно помнят, сколько раз в 80-х Саша,
беря удар на себя, спасал от разгрома полуостровную литстудию.

Потом были московские подвиги с журналом "Новая Юность",
и работа генеральным директором Русского ПЕН-центра,
и сейшены с американскими джазменами.

Он всё больше переходил на прозу. Последнюю книгу "Сон крымчака,
или Оторванная земля
" об исчезающем народе, потомком которого он был,
многие считают главной вещью его жизни.

Саша всегда был человеком-легендой. Теперь нам осталась только легенда.


Ткаченко читает свои переводы из сенегальского поэта Амаду Л. Салля. 4-е Биеннале поэтов, 2005.


На политософском семинаре Геннадия Бурбулиса в центре "Стратегия", 25.07.2007.





На презентации книги "Сон крымчака" в Библиотеке русского зарубежья, 28.11.2007.

____

А тут и персоналии:

Информация:
В Москве в издательстве «Наука»
выходит сборник статей
«Россия как цивилизация: устойчивое и изменчивое». Серия «Россия на перекрёстке культур».
(Отв. ред. И.Г. Яковенко, объём 40 а.л.)
Издательство, формируя тираж книги из заказов, назначило 240 экз. По российским стандартам такой тираж считается недостаточным, книга может быть не издана.
Заказать её можно в объединении «Наука-Экспорт» у Виктора Вениаминовича Богомолова (8 495 334-71-40)

СОДЕРЖАНИЕ
Введение
Pоссия как цивилизация:
Методологические, эпистемологические проблемы и базовые
характеристики российской цивилизации

Российская цивилизация - пути изучения (опыт использования
новых методов исследования) -А.С.Ахиезер
Формирование методологии анализа специфики российской
цивилизации
Массовые интерпретации и возможности логических
и социокультурных катастроф
Массовые интерпретации как момент воспроизводственного
процесса
Субъект истории между ценностью статики и ценностью развития
Раскол как фактор процесса реформ -

Заметки о российской цивилизации - А.А.Пелипенко
Проблема цивилизационой типологии: может ли
цивилизация быть неоптимальной?
Диалектика западно и восточно-христианской парадигм -
Имперский и национальный проекты

Манихео-гностический комплекс русской культуры - И.Г.Яковенко
Манихейство и гностицизм в мировой культуре
Отечественная реальность Read moreCollapse )

"МОСКОВСКАЯ ТУЗЛА"


 Акция протеста против политического скандала вокруг острова Тузла 
и в честь 10-летия открытия Боспорского форума
(выставка инсталляций "Tabula rasa" на Тузле)
 



Остров Серебряный Бор на Москва-реке,
3 ноября 2003 
 

Немного о геопоэтике

Игорь СИД
 
Журнал "Октябрь", №10, 2007


ПОД ПЁСТРЫМ ЗОНТИКОМ БЬЕННАЛЕ*
ГЕОПОЭТИКА ЦВЕТЁТ МАХРОВЫМ ЦВЕТОМ
 
Фестиваль "Биеннале поэтов в Москве", как и другие затеи стихотворца, латературтрегера и педагога Евгения Бунимовича – типичный «зонтичный бренд». Под «шапкой» общей концепции и под всякий раз новым девизом объединяются персональные проекты многих московских кураторов, являющие совершенно разные взгляды на современную поэзию и способы её презентации читателю/слушателю. Такая Выставка Достижений Поэтического Хозяйства. В числе разнородных, но дополняющих друг друга ингредиентов – программа акций Крымского клуба в Москве, или Крымского геопоэтического клуба. Каковая программа обычно отличается выраженным игровым, пародийным началом (заявленным некогда как «игровое литературоведение»). Однако не всегда.
Причём здесь Крым, вообще?Read more...Collapse )
«Под зонтиком» Биеннале Крымский клуб неизменно демонстрирует разброс своих интересов, представляя акции из разных своих циклов. Иногда происходит нечто вроде «полукруглого стола» – проблематика вечера раскрывается авторами не только импровизационными высказываниями, но и чтением свежих собственных вещей и даже классических произведений на данную тему. Принципиальным моментом здесь является участие в диалоге наравне с писателями учёных или иных специалистов по теме. Одной из таких акций был диспут «Голова поэта», открывший собой новый цикл клуба – «ТравмоТекст». Обсуждалась роль «проблем с головой» – черепно-мозговых травм и психических заболеваний – в жизни как писателя, так и вообще homo sapiens. Соответственно, писателям в беседе оппонировали врачи – невропатологи и психиатры. Одним из интересных моментов было исполнение ведущим вечера Григорием Ходасевичем стихотворения Генриха Сапгира, написанного под впечатлением от инсульта: таковое впечатление передавалось не только текстом, но и треском раскалываемых щипцами грецких орехов.
Подобные дискуссии могут показаться кому-то поверхностными, не имеющими отношения собственно к творчеству и к экзистенциальным сторонам бытия. Однако стоит присмотреться к любой «истории болезни» (медицинский термин, он же подзаголовок повести Сергея Гандлевского «Трепанация черепа»), чтобы обнаружить богатство дополнительных смыслов и метафизичность, связанные с проблематикой телесных повреждений. На акции «Голова поэта» прозвучал сравнительный анализ двух случаев трепанации черепа, почти одновременно перенесённых в 90-е годы Гандлевским и Андреем Битовым. Как известно, после этого поэт Гандлевский стал вдруг писать прозу, а прозаик Битов неожиданно вернулся к поэзии, оставленной им ещё в молодости. Естественно, возникает гипотеза, что где-то в метафизическом пространстве произошло столкновение ментальных тел двух живых классиков, приведшее к частичному обмену «творческими векторами».
Однако большинство мероприятий клуба в рамках Биеннале всё же относительно серьёзны. Объединяет их заявленный во втором названии клуба интегральный концепт – геопоэтика, то есть направленность на осмысление взаимодействия поэзии, и вообще человеческой культуры, с географией.
Так, вечер крымского стихотворца Андрея Полякова, чьи редкие появления в Москве всегда вызывают ажиотаж у ценителей современной поэзии, неизбежно включал в себя обсуждение тонких взаимосвязей творчества автора с местом его проживания. Обласканный столичными критиками и издателями Поляков категорически не хочет перебираться из Крыма в Златоглавую. При этом живёт он вовсе не у синего моря, как можно было бы заподозрить, а в пыльном Симферополе, чураясь местного литературного сообщества, в довольно тоскливом, насколько можно судить по его высказываниям и текстам, но плодотворном одиночестве. Звали его в Москву даже для работы в престижном философском семинаре, с предоставлением жилья – не едет! Не желает прерывать, по его выражению, платонический адюльтер с пространством. «Пусть люди до конца своей жизни не уходят далеко от своих мест» – цитирует Поляков «Дао дэ цзин» в эссе «Поэт в провинции», настаивая на «двусмысленном совпадении попытки автобиографии с пыткой автогеографии».
Особое место в программе клуба на последнем Биеннале (2005) занимала дискуссия «Геопоэтика: между текстом и жизнью» с участием Рустама Рахматуллина, Василия Голованова, Дмитрия Замятина, Дмитрия Александровича Пригова, Андрея Полякова, Виталия Кальпиди, где обсуждались различные аспекты влияния географической среды на литературные тексты и на их авторов.
Один из основных геопоэтических ареалов, за которые отвечает на Биеннале Крымский клуб – соседняя Украина. Соответствующая программа клуба была открыта в 1999 году, перед первым Биеннале, первым российско-украинским фестивалем искусств «Южный Акцент». Аббревиатура заглавия проекта концептуально совпадала с инициалами одного из участников – виднейшего поэта и писателя Украины Юрия Андруховича. На Биеннале Юрий побывать пока что не смог, зато побывали его соратники, звёзды «сучукрлита» (от сучасна українська лiтература «современная украинская литература») Сергей Жадан, Сашко Ирванец, Галина Петросаняк, а также – Борис Херсонский, Максим Бородин, Александр Кабанов, Ирина Евса и другие известные русские поэты Украины. Что любопытно, Андрей Поляков представил на последнем, четвёртом Биеннале подборку гекзаметров, написанных впервые на не родной для него украинской мове. Каковой феномен был объяснён коллегами двояко. «Мнения разделились»: естественная писательская реакция на присутствие другого языка в повседневной жизни, в данном случае из радио и телевизора (хрестоматийные примеры с подобным влиянием английского – Набоков, Бродский), – либо законопослушная работа над собой в русле всестороннего развития в Украине единственного государственного языка! Последнее, впрочем, вряд ли прозвучало всерьёз: полемика в Крымском клубе периодически провоцирует участников на пародийные высказывания в околополитическом стиле; впрочем, уже само слово «геопоэтика» является как бы нежной пародией на грубую геополитику...
Наконец, самым экзотическим ответвлением программы клуба стало участие в Биеннале крупнейшего поэта Чёрного континента, Амаду Ламин Салля из Сенегала. Салль – президент Африканского Дома Международной Поэзии, лауреат европейских литературных премий, деятель ЮНЕСКО и ПЕН-клуба, и что важно – наследник величайшего африканского поэта и мыслителя Леопольда Седара Сенгора. В кулуарах Биеннале Амаду называли "чёрным Бунимовичем" – за сходство как во внешности, так и в творческих интенциях двух авторов. И Евгений, и Амаду известны одновременно как литераторы, педагоги и культуртрегеры. Более того, оба инициировали и четырежды провели в своей стране международные биеннале поэтов: Бунимович – в России, Салль – в Сенегале.
...Если вдуматься, московское Биеннале в целом является сугубо геопоэтическим проектом. Из разных, как говорится, уголков земного шара сюда съезжаются авторы, по-разному задетые собственным родным ландшафтом, культурной и биологической средой. И даже если кто-то не пишет на темы природы и путешествий, так или иначе в его творчестве не может не сказываться неизбежный в младенческом возрасте импринтинг, кодирующее воздействие со стороны географической колыбели. И общение гостей здесь – это диалог не только между разными поэтиками, художественными течениями и поколениями в искусстве, но и между геопоэтиками – литературно-пространственными дискурсами, во многом определяющими авторское «я» каждого из них.
А завершив свой ежедвухлетний полилог, они разъедутся – чтобы окунуться снова в локальную текстопорождающую среду, продолжить над собой продуктивную пытку автогеографией.

 
============
Игорь Сид – куратор программы Крымского геопоэтического клуба в рамках Биеннале поэтов; куратор представленных на московском поэтическом фестивале проектов, связанных с Украиной и Африкой. Автор сайта первого биеннале.
 
* Далее в очерке используется другая форма этого слова, принятая в обиходе участников проекта – Биеннале.

Оригинал публикации в Журнальном Зале: http://magazines.russ.ru/october/2007/10/pro9.html

____
</div>

Исмет ШЕЙХ-ЗАДЭ:  
"ЕСТЬ ПОЭЗИЯ В ЯЙЦЕ ДИНОЗАВРА"
 

Исмет Шейх-Задэ – редкий случай авангардного художника, избравшего материалом для творчества свою национальную культуру. Никакого кича, лубка и псевдо-фолка! Созданная Шейх-Задэ виртуальная картинная галерея “Крымское Ханство” включена, например, энциклопедией “Кирилл и Мефодий” в список наиболее продвинутых галерей, действующих на территории России.
“Человек мира”, путешествующий с проектами по странам Европы и Азии, Исмет использует в своих концепциях философско-эстетические первоосновы крымскотатарских традиций. Галерея “Крымское Ханство” открыта к контактам; среди имевших удовольствие проводить с ней совместные акции – Борис Гребенщиков, группа “Аукцыон”, живущий в Лондоне наследный принц Крыма Джеззар Гирей.

– Исмет, сперва ритуальный вопрос: с чего исчисляешь свою творческую биографию?

– Искусством меня заинтересовала Екатерина Кристенс, ученица Н.Рериха. Она вела изостудию в моём родном Чирчике, под Ташкентом. Потом учился в Ташкентском художественном училище им. Бенькова. После армии и года жизни в Питере поехал в Москву поступать в Суриковский. Преподавали там корифеи советского искусства: Салахов, Королёв, Глазунов. Поступал я в мастерскую Клавдии Тутеволь, ученицы Дейнеки, после её смерти учился у Евгения Николаевича Максимова, его считаю своим основным учителем. Учился с 1986 по 1993 г. Время было классное. Благодаря деятельности Салахова в Москве проходили выставки ведущих художников разных стран, можно было, никуда не выезжая, познакомиться с лучшими достижениями мирового искусства.
Диплом защитил с отличием; за это время семья переехала в Крым. Так что, поступив в Москву из Узбекистана, я как бы отступил в Крым. И если семья – родители, братишка – переезжала на родину физически, то я скорее “ментально”, – так сказать, цивилизационно, находясь на учёбе в Москве. Всё крымское меня волновало и вдохновляло. И становилось ясно, что главной темой моих художественных исследований будет Крым, его сакральные пласты.

Отсюда появилась идея галереи “Крымское Ханство”: это концепт, в котором столицей мира является Крым. То есть: что мы можем предложить миру, в качестве некоего крымского ноу-хау? Как выясняется, довольно многое...